School Master

*

Поглядел вчера европесню. Бельгийский пацан из Валлонии вылетел сразу же, позорище.
Разве можно сравнить его с нашей красавицей Лаурой?
Помните Лауру Тесоро?
School Master

*

Во сне мне был голос, который говорил: Этим победишь.
Проснувшись, я подумал: А чем?
School Master

Загадка

В активе Михаила Сергеевича Горбачёва есть одна гениальная фраза, которая описывает ключевое содержание целой эпохи.
Думаю, вы легко её угадаете. В ней всего два слова.
School Master

Секрет вечности — 2

(Начало)

Площадь Всех Встреч

Пролетая мимо зеркала, я невольно остановился. В нём отражалось странное существо без крыльев и с четырьмя конечностями вместо нормальных шести. Оно стояло на задних ногах и смотрело на меня ошарашенно. И было одето в потёртые синие ковбойские штаны и клетчатую рубашку.

"Откуда я помню эти названия и всё, что было с ним раньше? Выходит, это я. Это тоже я."

Дальше был ветер. Цикады, пыль и солнце.

Площадь с трёх сторон окружали тёмные зеркала высоких башен, а на юг она открывалась в морской простор, в синеву с облаками. Ветер гулял в прилегающих улицах, и доносил до слуха обрывки разговоров, тихий счастливый смех. Но откуда он доносился, неясно, потому что на первый взгляд и улицы, и выложенный мозаикой круг были пусты. Скажем, почти пусты.

В самом центре площади, где узор плитки изображал сплетённых змей, встретились двое. Один, в безупречном чёрном костюме, худой и высокий, выглядел лет на тридцать, но сколько ему было на самом деле, никто не знает, да и никогда не узнает. Второй же был с виду темноглазый подросток лет пятнадцати, в белоснежной рубашке и белых джинсах, беззаботный, как будто он только что сдал все экзамены на свете.

— Ну здравствуй, Архитектор, — первым заговорил мальчишка. Глаза его искрились весельем.

— Привет, Неназванный, раз ты просил так себя именовать. А мне нравится это место, ты неплохо всё устроил. И я слышу, здесь мы не одни.

— Они невидимы для других, так им уютнее. Все рано или поздно прилетают сюда, чтобы попрощаться и отправиться дальше. Но некоторые задерживаются надолго, и ты знаешь, их никто не торопит.

— Тебе виднее, — сухо заметил тот, кого Неназванный почтительно именовал Архитектором. (Пусть они и остаются с этими именами. Я не посмел интересоваться, как их зовут на самом деле.)

Откуда-то из переулка выпорхнула синяя бабочка, облетела собеседников, трепеща крыльями, и начала кружиться рядом.

(Продолжение следует)